Айзен
Айзен продолжал расширяться и заслужил надежную репутацию могучей военной державы. Первые трещины в истории появились в 1485 году. Известный богослов и монах из монастыря св. Августина по имени Матиас Либер разослал епископам сочинения собственного производства, в которых были указаны тезисы. Позже о его действиях узнал весь мир Матиас отправил письмо верховному легату, где попросил приструнить его священников, активно распространяющих индульгенции в Айзене, но ответа так и не получил. После этого Матиас написал несколько работ, которые и стали толчком для распространения нового течения. Тогда озабоченный растущим влиянием Либера, верховный легат издает буллу, в которой клеймит проповедника позором и называет его еретиком, призывая явится в Алькарон, чтобы нести ответ.
Через несколько месяцев Матиас был вызван на рейхстаг в Нортбург, чтобы ответить на вопросы. На нем апостольский нунций, пытался побудить Лютера нести ответ за все свои действия, но тот наотрез отказался отрекаться от своих взглядов - как на допросах, так и во время диспутов. Его знаменитое "На том стою не могу иначе", чуть позже облетит всю страну. В ответ посланник легата обвинил реформатора в богохульстве, подрыве авторитета церкви, мятеже и беззаконию, но был вынужден возвратиться в Аммерон, так как император отказался выдавать реформатора. Но не все княжества поддержали решения императора, многие посчитали его пособником еретика. В среди народа вспыхнули стычки. Сосед убивал соседа, деревня нападала на деревню из-за того, что та или иная сторона поддерживала определенную сторону. В то же время, правители северных княжеств убеждали южные поддержать императора. Несомненно за планами князей стояли не только благочестивые идеи. Воспользовавшись ситуацией в стране и инициативами Матиаса Либера, они желали оборвать связь с аммеронской церковью и установить контроль над ней в своих владениях, чтобы деньги из страны не утекали туда, а оставались в их землях. Реформатор продолжил распространять сочинения о том, что для спасения души ни один аверианец не нуждается в верховной легате и прелатах, в пышных богослужениях и грамотах с печатью Святого престола. В городах проповедники с похожими идеями стали собирать последователей, знать захватывала церковные владения, а восставшие крестьяне громили монастыри. А по всей Атрии загорелись костры, инквизиция стала сжигать протестантов. Император Айзена объявил, что либертисты будут на его территории находится в безопасности.
В этот же время Александр X издает новую булу в которой уже предает анафеме мятежника, а значит тот уже был официально отлучён от церкви. Александр X потребовал от императора выдать Лютера. К счастью, император Айзена, Франц II Ландау, не планировал оставлять Либера на сожжение. Будучи глубоко верующим человек, он не мог не прислушаться к аргументам монаха и решил спасти его. Элитный отряд рыцарей был направлен для наблюдения за Либером с расстояния. Когда Матиаса переправляли из Айзена в Аммерон, они провели молниеносную атаку, высвободили его и тайно переправили обратно в Айзен. Верховный легат, невероятно разгневанный побегом Либера, потребовал его голову. Франц отказал. Александр пригрозил предать всю страну анафеме, только после этого император согласился, испугавшись отлучения и последующих за ней действий. Но он поступил мудро, отпусти Либера и дав ему возможность скрыться в замке соседнего княжества. Прознав про действия императора протестующие, решив, что император предал их, хлынули к нему в загородную резиденцию, надеясь наказать предателя. Чуть позже гонцы принесут императору весть о том, что его загородную резиденцию разгромили протестующие, где убили его старшего сына и дочь. В то же время там находился старший сын верховного легата, архиепископ Айзена, который пытаясь защитить семью императора тоже погиб. Это событие сильно пошатнуло отношения Аммерона и Айзена, сделав их висящими на грани войны. В эту же ночь император повесился, а его супруга сошла с ума от горя. На престол должен был войти

Аммерон

В начале 15 века очередной драконий наследник Рангос Блэкхорн садится на легатский престол под именем Александр X. В годы своей зрелости он прославился как покровитель искусств, любитель живописи и архитектуры, а затем как прекрасный и заботливый король, именно при нем начали строить самый невероятный, огромный собор, посвященный Создателю во всей Атрии. Но у такого правителя были и свои минусы, ближе к своей старости он стал просто одержим неумолимой жаждой развлечений и богатства. Неудивительно, что его собственная расточительность со временем привесила тот доход, что приносила церковная и аммеронская казна. Пышные празднества, балы, женщины забирали не только время Александр X, но и все деньги. Вскоре казна опустела и тогда легат пришел к более радикальному методу добычи золота. Вскоре индульгенциями стали торговать как редиской на рынке, даже не заботясь о том, раскаялись ли их купившие верующие или нет. Раньше их давали за благие дела, постройку церкви, за паломничества, но вскоре это все заменили на денежные эквиваленты. Возможность спасти душу за деньги приняла огромные масштабы. В попытке наполнить казну Рангос стал торговать местами архиепископов и должностями кардиналов в Священной Лиге. Большинство из них затем были отравлены или же погибли в подстроенных несчастных случаях, что дало возможность легату вновь потребовать за места очередные взносы, но уже с их родственников, если те хотели не расстаться со своим имуществом. На протяжении семи лет король аммеронский выкачивал огромные деньги из народа, что несомненно вызвало вскоре волну недовольства. Айзенский монах и известный богослов Матиас Либер прибил ко двери резиденции архиепископа листок бумаги, в котором написал свои знаменитые 95 тезисов, где осуждал аверианскую церковь, индульгенции и правление верховного легата. В 1678 году легат в ответ огласил буллу, в которой осуждал Матиаса Либера и его труды, хотя сам их никогда не пробовал их даже читать. В поддержку себе он написал своему сыну кардиналу-архиепископу ройнвальнскому, но из Мирима пришел отрицательный ответ, тогда Александр X пригрозил сыну, что отлучит его и его мать от церкви. Только тогда Шаргос прибыл в Алькарон, получив от отца назначение на должность апостольского нунция в Айзен. Уже после этого он был вынужден отправится к императору Айзена, дабы убедить его выдать Либера, но император отказался. В столице Айзена состоялся церковный суд над монахом, где он так и не отрекся от своих убеждений. Там же были собраны и сожжены труды реформатора, после чего вспыхнули крупные бунты. Из-за проповедей монаха Матиаса пастыри в Айзене стали отказываться от подчинения Аммерону, крестьяне жгли монастыри и изгоняли священников из храмов. Начался раскол, который перерос в открытое противостояние между приверженцами аверианской церкви и либертистами или же протестантами, как себя называли последователи Либера. Чего последний, конечно же, не добивался, но его увещевания уже не могли ничего изменить. В стычках стали погибать люди, что вызвало новый всплеск негодования уже официальной церкви. В ответ апостольский нунций издал издал работу, в которой назвал Либера еретиком и отступником от церкви. Через месяц верховный легат заочно предал Матиаса Либера анафеме и приговорил его к смерти, как еретика. Реформатора должны были перевести в Алькарон, но по пути на сопровождение напали, а самого Либера вызволили люди императора, чтобы вернуть обратно в Айзен. Верховный легат был раздосадован и собирался придать отлучению всех, кто поддержал Либера, но внезапная смерть оборвала планы Александра, на 445 году жизни он скончался, а врачи чуть позже диагностировали отравление. Только найти виновного так и не удалось, даже определить яд. Личный врач легата был найдет мертвым в столичных стоках, после чего ниточка ведущая от заказчика оборвалась. Хоронили короля скромно. Денег в казне почти не оказалось. После этого легатский престол перешел к его единственному оставшемуся в живых сыновей - Шаргосу. Буквально в тот же день, когда умер верховный легат из Айзена приходит весть, что его сын, кардинал архиепископ Айзенский был убит в собственной резиденции, погибнув от руки бушующих протестантов. Взамен король пообещал, что если Айзен не образумиться, они начнут войну. Впрочем обе страны были истощены собственными проблемами изнутри и не горели желанием вступать в конфликт до поры до времени. Обе страны находятся в тяжелом положении, как  финансовом, так и в политическом. Разведчики одного из курфюстов заметили на границе Аммерона летающих высоко в небе грифонов, что означало, что войска святого престола были подняты и готовы к бою. Несомненно новому правителю пришлось разбираться с пустой казной и так же получить новую проблему в виде того, что предыдущий легат совсем не занимался целистом. Камень оказался совершенно заброшен, хотя он требовал к себе постоянного ухода и присмотра. На нем появились трещины, которые требовали ухода и реставрации.

Эльдор
В 1410 году по стране разнеслась весть "Королева умерла!". Данное событие всколыхнуло народные массы. Знать и простой люд были обеспокоены тем, что у короля не было прямых законных наследников, а жена, носившая его ребенка, умерла вместе с ним вовремя родов. После этого король так и не женился, предпочитая проводить время за книгами в библиотеке. Но Высокий Совет убедил короля и постановил, что Джоанна Вудвилл, дочь герцога Уилтширского станет женой Генриха. После свадьбы, через какое-то время у супружеской четы родилась сначала первая дочь, потом еще одна. Король занимался тем, что спонсировал науку, проводил время в библиотеке и сам занимался исследованиями истории Атрии. Государство его совершенно не интересовало, заместо него правил лорд-канцлер дядя королевы. По началу придворные и простой люд считали королеву выскочкой, которая подобрала к своим рукам короля. Со временем эти слухи утихли и жители привыкли к королеве. Ее супруг стремительно старел, а она оставалась такой же свежей и красивой. Король с каждым годом все слабел и вскоре его стали мучить сначала приступы гнева, вовремя которых он мог побить не только свою жену, но и детей, если они попадались ему на глаза, затем приступы глубокой апатии. Король недолго пережил все эти события и и через двое суток скончался. Маргарита торжествовала, наконец-то ненавистный ей супруг умирает и королевой становится она. Теперь она может считаться полноправной правительницей Эльдора - королевой-регентом. Ее сын, как многие пророчат, слишком слаб и малодушен, чтобы править. По этой причине она обязана исполнить договор еще своего супруга и выдать свою старшую дочь за верховного легата и дает ему огромное приданное, дабы получить крепкое плечо от соседей по вере, то есть поддержку Аммерона и их военную мощь, если что-то произойдет.
Вторую дочь, королева сосватала рамейскому халифу, а с самой страной была заключен дипломатический мирный договор. До этого Эльдор и Рамей воевали на протяжении сотен лет, пытаясь поделить влияние на Рубиновой Пустоши и Рассветные горы, на границе, полные драгоценных металлов. Все понимают, что женская власть как никогда слаба, если на троне не станет представителя мужского пола, это может стать началом новой войны. А в это время зреет новая война, теперь уже расовая. Знать недовольна тем, что предыдущий правитель делал послабления в налогах для миримцев, а так же тем, что теперь над ними властвует драконья королева. Отношения между представителями других рас несколько усугубляются. Сторонники __ разносили слухи, что сын законной жены Генриха и его наследник __ на самом деле сын __, то есть плод измены и бастард. Сторонники ___ отвергали эти слухи и говорили, что наследник может быть только один – законный, то есть сын законной жены.

Рамей
Он покинул Рамей увезя с собой 14 заложников — сыновей и дочерей самых могущественных рамейских лордов.